«Белгородская правда» публикует письмо жителей хутора Владимировка Волоконовского района с просьбой о помощи

«Белгородская правда» в номере от 25 марта на третьей странице в рубрике «Наш читатель – наш автор» под заголовком «Хутор хочет жить» (авторы жители х. Владимровка) публикует письмо жителей хутора Владимировка Волоконовского района с просьбой о помощи.

Авторы письма пишут:
«Владимировка, хуторок наш, хоть и сравнительно молод (основан и назван был так в 1924 году крестьянами, получающими от советской власти земельные наделы), но полной мерой пережил все радости и лишения малых населенных пунктов. Был тут свой колхозик, четырехклассная школа, магазин, клуб, детсад. Дальше однако росли и развивались крупные «перспективные» села. В хуторах же постепенно все сходило на нет. К сегодняшнему дню в нашем хуторе ни одного из вышеперечисленных жизнеобеспечивающих объектов.

Правда, в последние годы инициативными усилиями районных властей хутор полностью газифицировали, а совсем недавно по улицам проложили асфальт – события в хуторской жизни из разряда едва не эпохальных. «Заживем теперь не хуже, чем в городе», – взбодрились было хуторяне.

Если бы так! С первого марта этого года хутор лишился почтальона. Сокращена работавшая на полставки активная и энергичная наша хуторянка Галя Миллер.

А почтальон в малом хуторке – больше, чем почтальон. Многие годы почтальоном у нас был Иван Алексеевич Хорошилов – светлая память этому израненному, но чудом уцелевшему матросу погибшего в катастрофе линкора «Новороссийск». Нужнейшим был человек. К его единственному в хуторе телефону ночь-полночь прибегали хуторяне – вызвать скорую помощь, сообщить важную весть проживающим вдалеке родственникам. Иван Алексеевич не только газеты, письма и пенсии разносил по домам. Мог с высоты своего непререкаемого авторитета любого пожурить за непобеленное известкой основание уличного столба, за неокошенную придорожную и придворовую территорию. «И судья, и воинский начальник» – в шутку называли его. Захворав, передал он свой почтальонский пост Галине Миллер. И она несла эту службу достойно и самоотверженно.

С упразднением почтальонской должности мы, хуторяне, ощутили что-то вроде сиротства: никому не нужны. Все блага жизни у нас в Голофеевке. Там администрация, школа, магазин, фельдшерский пункт. Там все. Но от нас это неблизко. Не всякий из нашего в массе пожилого люда способен уже просто дойти туда. Слава Богу и нашим почтальонам, мы до последнего времени были от этого счастливо избавлены. Туда почтальон относил собранные жителями плату за свет, газ, другие коммунальные услуги. Теперь, с упразднением должности почтальона, не знаем, как и быть.

В нашем хуторе сохранилось то самое зданьице начальной школы. Там все мы в свое время учились, получали начальное образование. Здание некоторое время использовалось как неплохо сохранившееся жилье для переселенцев с севера, а теперь пустует.

С помощью властей, местной и районной, мы могли бы продлить жизнь здания с немалой пользой для себя. Тут можно будет собираться для уплаты тех же коммунальных платежей, встречаться с представителями районных служб, депутатами. А еще, что не менее важно, собираться для простого общения. Поверьте, никакие телетарелки с сонмом телепрограмм и представлений не заменят живого, глаза в глаза, общения. В ряде сел нашего района в последнее время восстановлены малые бригадные клубы, и им там рады. Нужно и у нас небольшими пока тратами и силами организовать нечто вроде хуторской избы-читальни. Все, что будет встречно зависеть от нас, готовы сделать дружно и бескорыстно. Ведь хутор хочет жить».