Некоторые электрички, перевозящие пассажиров из Белгорода в Харьков и обратно, фактически превратились в грузовые поезда

«Белгородские известия» в номере от 5 апреля на второй странице под заголовком «Красен хутор перевозчиками» (автор Алексей Стопичев) сообщают, что некоторые электрички, перевозящие пассажиров из Белгорода в Харьков и обратно, фактически превратились в грузовые поезда

Автор пишет:
Некоторые электрички, перевозящие пассажиров из Белгорода в Харьков и обратно, превратились в грузовые поезда. Я недавно прокатился на такой электричке от Красного Хутора до Белгорода. Путешествие, надо сказать, не для слабонервных.

На станции Красный Хутор Белгородского района вхожу в вагон электрички. А там - вавилонское столпотворение. Везде коробки, сумки, мешки… Воздух спёртый, сесть негде - многие пассажиры стоят. Пошёл, было, в тамбур, но и там не лучше: грязь, шелуха от семечек и всевозможный мусор. Этот мусор ногами сталкивают в проём возле дверей.
- А на остановках оно само высыпается, - сказала мне, кивнув на мусор, бывалая пассажирка.

- Как это - само? - удивился я.
- А когда двери откроют, оно и выпадет на перрон…

- Вы, наверное, часто ездите? - интересуюсь у словоохотливой пассажирки.
- Частенько.

- И как вам в электричке?
- Да это не электричка, а скотовозка! - в сердцах говорит женщина. - Нас, видимо, за скотов держат!..

Кстати, и сами железнодорожники называют эти электрички «хлев». Однако не все разделяют такое мнение. Алексей Куклев из Харькова начинает длинно и туманно рассказывать, что был он в Индии, так там электрички ещё хуже.
- А зачем на плохое равняться? На хорошее равняться надо! - перебивает кто-то из пассажиров его монолог.
- Я ж не спорю, что условия плохие, - соглашается Алексей. - Просто говорю, что есть хуже нашего...

Но тут в разговор затесалась бойкая женщина, сидящая на груде баулов:
- А нам лучше не надо! Нам и так хорошо ездить!
На том разговор как-то сам собой и угас.

В тамбуре ко мне подошёл мужчина:
- Вы этих дам и господ с баулами лучше не трогайте. Это ж мафия! Я вам специально в вагоне говорить ничего не стал - решил тут дождаться.

- Почему?
- А сейчас к станции подъедем, там поймёте.

Подъезжаем к остановочной платформе Головино. Стоянка одна минута. В вагон врываются двое мужчин, а им с платформы начинают забрасывать в тамбур коробки:
- Быстрее, быстрее! Погрузка! - кричит один из них в глубь вагона.

Оттуда выскакивает та самая бойкая пассажирка, что сидела на баулах, и кричит кому-то в вагоне:
- Быстро заносим и распаковываем!

Буквально за полторы минуты в тамбур перекидали целую «ГАЗель» ящиков. Но вот, наконец, электричка трогается, и я захожу в вагон. Если на погрузку в тамбур ушло около полутора минут, то на то, чтобы «смести» все короба в вагон, потребовалось времени ещё меньше. Оно и понятно - в вагоне людей больше. И сейчас эти люди вскрывают бумажные короба, а их содержимое рассовывают по сумкам: чтобы на каждого пассажира пришлось не более пятидесяти килограммов. Именно столько можно беспошлинно провозить через границу одному человеку. Пытаюсь рассмотреть, что же это за груз. Круги сыра… Баночки джема… А больше ничего не заметил - настолько быстро всё исчезло в сумках пассажиров.

Ехал я не один, а с Юрием Комаровым - он первый заместитель начальника Белгородской дирекции по обслуживанию пассажиров пригородного сообщения.
- Это всё «перевозчики», - кивнул Юрий Петрович на пассажиров с множеством больших сумок. - Они в каждом вагоне сидят. Есть у них старшая, которую они называют «мамка». Под её присмотром «перевозчики» доставляют товар через границу. В Россию или в Украину. В зависимости от того, куда и что везут.

- А куда и что везут?
- Ну, от нас в Украину в основном продукты питания. А оттуда в Россию - промышленные товары. Но есть и варианты. Всё зависит от разницы цен. Работа у них отлажена - сами видели.
Когда электропоезд прибывает на железнодорожный вокзал, пассажиров просят покинуть вагоны, поскольку электричка едет в депо. Однако «перевозчики» из вагонов не выходят. И начинают орать на Юрия Комарова. Особенно ярится «мамка» - кроет железнодорожного начальника матом и злобно дёргает его за куртку.
Короче, еле вырвались мы из этого вагона…

- Юрий Петрович, это что же такое творится в электричке? - спрашиваю его, уже идя по перрону.
- Это обычная ситуация, которая, к сожалению, бывает у нас ежедневно, - говорит Комаров. - Пассажирские электропоезда давно превратились в грузовые. И это наша головная боль. Для российских железных дорог эти перевозки нерентабельны. В Украине билет дешевле, чем у нас, и потому все эти «перевозчики» берут билеты от Белгорода только до Наумовки - предпоследней станции с российской стороны. А там или дообилечиваются до Казачьей Лопани, или едут вообще без билетов через границу и уже там, в Казачьей Лопани покупают дешёвые билеты до Харькова. А из Харькова, опять же, покупают билеты до Белгорода, но этих денег за перевозку мы не получаем. То есть наша электричка оплачивается только на четверть пути. Огромные несём убытки…

Во время поездки выявилась ещё одна проблема. Жители Красного Хутора очень недовольны тем, что пограничники хотят запретить остановку электричек «Белгород-Харьков» на их станции. С точки зрения пограничников эта станция - «чёрная дыра» контрабандистов. Дело в том, что Красный Хутор расположен между границей и посёлком Наумовка, в котором находится контрольно-пропускной пункт.

Едва мы вышли на платформу в Красном Хуторе, как сразу же несколько местных жителей, явно дежуривших около станции, принялись звонить по мобильникам, сообщая кому-то о появлении «чужих людей». В итоге электричка прибыла в Красный Хутор с опозданием и почти без «перевозчиков» с их товарами.

После теракта в аэропорту «Домодедово», произошедшего в январе нынешнего года, вопрос об остановке электричек в Красном Хуторе встал, как говорится, ребром. Ведь помимо традиционной контрабанды здесь, не доезжая до КПП в Наумовке, злоумышленники могут выгрузить из электрички и увезти в любой конец России оружие и взрывчатку.

В то же время жители Красного Хутора жалуются, что им неудобно добираться, скажем, в Белгород. Приходится делать крюк в двадцать пять километров, и зачастую на такси, поскольку автобус ходит очень редко.

- В настоящее время в Красном Хуторе проживает около шестисот человек. Они называют себя заложниками ситуации. На бытовом уровне их понять можно. Но по закону мы не имеем права разрешать остановку в данном населённом пункте. И садиться или высаживаться из электропоезда здесь они не имею права, так как не прошли пограничный и таможенный контроль, - пояснил точку зрения пограничников начальник отдела пограничной охраны Валерий Матник.

- Валерий Петрович, а почему КПП в Наумовке, а не на первой после границы российской станции Красный Хутор?
- Остановочная платформа «Красный Хутор» находится на перегоне, там всего две нитки железной дороги: одна в Россию, другая в Украину. Остановить там поезд для пограничного и таможенного контроля технически невозможно. Остановка в 20-30 минут попросту блокирует всё движение по этому направлению.

Мне говорили в Красном Хуторе: «Колхоза нет, где нам работать? Только товар через границу и перевозить!» Вот и возят, превращая электричку в «хлев».

Но я, признаться, не верю этой отговорке. На селе не работает только тот, кто работать не хочет. Областной проект «Семейные фермы Белогорья» дал широкие возможности для открытия собственного дела. И начальный капитал можно получить: центры занятости охотно выдают по 58 800 рублей тем, кто решил заняться бизнесом. Бычков выращивай. Разводи гусей или уток. Или пасеку заведи. Можно глиняную посуду лепить, делать сувениры или мебель. Да много чего можно! Это же село! Сараи у каждого есть. И переоборудовать их в мастерские или мини-фермы - много ума не надо. «Белгородские известия» сотни раз рассказывали о предприимчивых селянах, которые превратили своё подворье в прибыльное рабочее место. Чем не пример для подражания?

Мотаться с сумками через границу, конечно, легче, чем, например, работать на собственной пасеке. Но ведь халяву эту - с торбой через границу - в любой момент могут прихлопнуть. И обязательно прихлопнут. Это граница, а в государстве должен быть законный порядок. Людям, если всё по закону, жить легче.

Что касается хорошей автодороги, на отсутствие которой жалуются жители Красного Хутора, то неплохо бы им задать себе вопрос: а какая отдача от нашего села, что мы будем возить по этой дороге? А вот будь здесь семейные фермы, то и дорогу бы давным-давно проложили, чтобы фермерскую продукцию вывозить.

У нас каждый человек сам кузнец своего счастья. Работы хватает. Было бы желание работать…».